Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

with conscience cocked to listen for the thunder

За последние дни мне попались в ЖЖ и окрестностях несколько статей по двум темам: предсказуемо разноголосая реакция христиан (русских православных, но и про американцев слышал) на закрытие храмов в карантин, и еще более предсказуемые ежегодные споры о том, что означает праздник Победы в России. И интересно вовсе не существо дела. По первому вопросу оно мне идеально безразлично, а по второму ничего нового сказать или подумать как-то не могу, кроме того, что сказал и подумал в прошлые годы, да и то было не ново и не нужно, честно говоря. Зато, по-моему, есть нечто, не зависящее от существа дела, что объединяет эти вопросы с некоторыми другими и даже позволяет предсказать, что из этого получится.

Collapse )

мы в город изумрудный...

Концовка первой части романа "Гиперирон" (Dan Simmons, Hyperion). Главные герои - священник с балалайкой, девушка-частный детектив, дипломат, солдат будущего в полном вооружении, сумасшедший алкоголик-поэт с личным возрастом во много веков и учёный, несущий новорожденную девочку - у цели. Их ждет встреча с непонятными артифактами и почти верная смерть, на которую они идут добровольно. Из рассказов об их путешествии и из рассказа каждого о том, что его привело к этому странному паломничеству - тут перекличка с Чосером, конечно - и состоит книга. Честно говоря, если бы мне заранее пересказали концовку, я бы не поверил, что это нагромождение может быть по-настоящему драматично. Ну вот поди ж ты...

Collapse )

Есть ли у нас убеждения

В связи с обсуждением целей научно-популярной деятельности я попытался сформулировать давнюю мысль о принципиальной несхожести позиций популяризатора и профана (вместо "профана" можно везде читать "меня"). Это можно вспомнить и всвязи с недавним обсуждением отличия науки от религии . Как бы там ни было, а для меня это повод сформулировать для себя, наконец, давнюю мысль о природе того, что обычный человек называет убеждениями. Имеются, конечно, в виду вещи абстрактные, а не что мы ели сегодня на обед. И вот, ожидая, пока явятся гости, нашел время и место, чтоб написать это многобукав.


Collapse )

Альтернативное

У flying_bear в Двадцатый век:

"Тема сокрытия Божьего лика стала трагически актуальной в XX веке, духовный настрой которого в значительной степени был задан знаменитой сентенцией Ф. Ницше "Бог умер". Начиная с первой мировой войны, человечество словно специально задалось целью продемонстрировать, на что способна тварь, покинутая Творцом (покинутая по многочисленным, как было принято говорить в советское время, просьбам трудящихся)... Весь XX век оказался "веком Иова" - причем без видимого (пока?) катарсиса. "


И в записи, и в книге уважаемого и заслуженного автора с большой силой выражена почтенная, непротиворечивая и традиционная точка зрения. Не устраивает меня вовсе не то, что она религиозная, или то, что она входит в противоречие с моим собственным мировоззрением (если что, у меня цельного мировоззрения нет: не дослужился еще). Совсем другое: почему, собственно, почтенные критики современного мира смотрят на него, как Ленин на буржуазию? Ладно бы еще, если бы в прошлых веках, когда Бог не умер, а Ницше не родился, царило полное благолепие. Но ведь нет? В таком случае не следует ли замечать не только плохое? Скажем, вот Бога забыли, зато накормили и защитили от каждодневного страха и унижения невиданное в истории число людей, многие из которых могут теперь с интересом прочесть про то, как бездуховен стал мир; благотворительность разного рода - от частной до государственной - никогда не достигала, кажется, еще таких масштабов? Уровень идеализма, всеобщего стремления - обычно бестолкового и контрпродуктивного, но что до этого возвышенному ценителю? - защитить различного рода жертв, тоже ведь беспрецедентен? Не впервые ли в истории статус жертвы стал чем-то, что помогает в борьбе - не христианину ли надо бы заметить это? Право, хотелось бы альтернативного мракобесия подхода: почему бы, в самом деле, не решить, что только теперь все и начинается и лик Творца не отворачивается, а поворачивается к нам? Много ли чести обращать голодных и трясущихся от страха? Может быть, настоящая проповедь и должна быть обращена к сытым? Может быть, от современного мира отвернулся не Творец, а только запрещенный в России ИГИЛ и разрешенный в России Вс. Чаплин? А добрые господа все про Содом, да про Содом... Объяснять несчастья непочтением к богам - это, кажется, и язычники могли.

А были ли катары?

Давно собирался разобраться с тем, откуда взялась и как обосновывается точка зрения, о которой я услышал пару лет назад в аудиолекциях по средневековой истории: не только катарская церковь, но и катаризм как оформленная система религиозных взглядов на самом деле не существовали.

Точка зрения "ревизионистов", как я ее понимаю: катаризм как система верований и как феномен был изобретен парижскими богословами сто лет спустя после крестового похода Монфора и Арно-Амори и после полного искоренения учения. Сам термин ни в одном документе тех времен не встречается, и появляется много позже. Далее, нет ни одного изложения учения этих еретиков, которое было бы надежным источником. Главный источник - протоколы инквизиции, но они не составляют целостной картины какого-то одного учения; скорее, они говорят о том, что среди массы неграмотных людей ходили какие-то "добрые христиане", бродячие аскеты (а иногда - действующие приходские священники), и учили разному, а понимали их тоже по-разному. Манихейство было приписано этому движению позже, по аналогии с тем, что описывал Августин, потому что так вообще работало схоластическое богословие. Иначе говоря, тот же самый результат бы получился, если бы инквизиция стала искоренять, например, францисканцев, и допрашивать с пристрастием всех, кто слышал их проповеди. Есть только одно отличие, и оно и есть главное: "добрые христиане" отрицали авторитет церкви, что и запустило процесс их искоренения и - под этим предлогом - войны в Лангедоке. Все остальное, что мы знаем об их учении, анахронично и произвольно, и, может быть, также точно, как обвинение всех членов профсоюзов в коммунизме.

Вести грозные, ужасные | Michael Braddick, God's Fury, England's Fire

(A new history of English Civil Wars)

"Каковы бы ни были действительные события, истории о зверствах восставших быстро распространились в Англии, как в устных рассказах, так и в печати, и их сопровождали слухи о скором приходе ирландцев. Памфлет "VVorse and worse nevves from Ireland" перепечатывал письмо, которое было прочитано в Палате Общин 14 декабря, сообщавшее, как в Мюнстере "мятежники"

"...исполняли всякое жестокое дело и старались превзойти друг друга в жестокости к несчастным Протестантам, повсеместно, куда бы ни пришли, отрезая интимные органы, уши, пральцы и руки, выкалывая глаза, варя головы детей на глазах матерей, вспарывая животы и вырывая внутренности матерей, раздевая до гола беременных женщин и, стоя рядом, наблюдая за тем, как они, нагие, родят, и убивая детей, как только родятся, и вспарывая животы женщин... и т.п."


"Памфлет далее перечисляет имена и местности, где это все происходило, но современные историки сходятся во мнении, что эти сообщения больше свидетельствуют о том, что были способны вообразить себе авторы и читатели, чем о том, что в действительности происходило в Ирландии. Хотя некоторые умеренные мнения все же высказывались, эти сообщения рисовали перед восприимчивой английской публикой живые свидетельства существования католического заговора и того, к чему этот заговор может привести"

"Зимой 1641-2 годов все политические события происходили на фоне сообщений из Ирландии, а страх перед папистами в провинции был слишком очевиден. Принятые парламентом меры безопасности помогли распространению в Лондоне, Норвиче и Гилфорде слухов о том, что паписты собираются поджечь город. Передавали, что в Лондон прибыл отряд из сорока вооруженных католиков, и еще один должен прибыть из Ланкашира. Некий человек, отказывающийся посещать богослужение, вызвал панику в Бэкингемшире, так как у него были письма, которые он будто бы распространял в Ланкашире, Страффордшире, и Бэкингемшире, но которые он, как говорили, уничтожил, когда его схватили..."

Collapse )

Не-Чарли Чаплин и Писькин Бунт

А вот много что-то стало попадаться разного то про Pussy Riot, то про часы г-на Гундяева, то еще про что. А ведь действительно, чего прицепились-то? По-моему, претензии к иерархам неуместны.

Прежде всего, "кощунство - хуже убийства" (кажется, Чаплин сказал что-то подобное) - позиция старая. Ничего нового тут не придумаешь; взять начало "Повести двух городов" Диккенса, где речь идет о конце восемнадцатого века:

"... Под водительством своих христианских пастырей французы, кроме того, развлекались такими достижениями гуманизма, как осуждение юноши к отсечению рук, вырыванию языка клещами и сожжению живьем за то, что он не упал на колени перед процессией грязных монахов, которая шествовала под дождем в пределах его видимости, на расстоянии пятидесяти или шестидесяти ярдов."

Так что требовать для "кощунниц" тюремного заключения - это еще, пожалуй, признак прискорбного ослабления нравственности и тлетворного влияния Просвещения, почти что вольтерьянство. Если б церковные начальники требовали меньшего, то их не поняла бы собственная паства, по крайней мере, наиболее активная ее часть. Если кто-то питал иллюзии насчет источников этой активности - то это не проблема РПЦ. Она занимает естественную позицию учреждения, статус, благосостояние и само существование которого связано с внушением восторга, страха и трепета. Когда эти чувства ослабевают, на помощь должен придти палач.

Собственно, можно ли упрекать главу церкви в том, что для него символ дороже человека, если это - основа всего учреждения? Можно только ожидать, что, по смягчении общественных нравов вообще, эта позиция несколько смягчится. Вот, например, весма почтенный Никита Кривошеин пишет с видимым умилением: "... Гуляя по коридорам Зимнего дворца, государь Николай I напал на бюст Вольтера работы французского ваятеля Гудона (Вольтер, как известно, автор «Орлеанской девственницы», изречения о Церкви «Раздавите гадину» и определения религии как «встречи лицемера и дурака»). Подумав, государь обернулся к флигель-адъютанту и сказал: «Уберите эту обезьяну!»". Между тем, Вольтер заступался за жертв судебного произвола (в частности. за обвиненных в ритуальных убийствах и пр.), а Николай, после расстрела мирной демонстрации, сказал, что прощает рабочим их вину ... ой, это Николай Первый... обознатушки, перепрятушки...)  ... про Николая я с Герценым вполне согласен, одна только история с петрашевцами стоит много. Я бы предпочел обезьяну.

Дело, таким образом, не в том, к чему призывают священники; мне кажется, опыт западного общетва, которое гораздо дольше воспитывало терпимость у своих многочисленных церквей, показывает, что священники в подобных случаях - то-есть когда покушаются на святыни - призывают к тому, что позволяется в обществе. Изменится общественное представление о терпимости и ценности свободы самовыражения сравнительно с "чувствами верующих" - изменится и поведение иерархов, причем никак не раньше, а даже несколько позже. А сейчас, когда позиция государственно-патриотической церкви чрезвычайно востребована, и власти готовы на все, чтоб пристроиться со своей милитаризованной нефтяной лавкой под патриаршее благословление...