Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Мой комментарий к «Трансляция на выбор: Москва, Байройт, Мюнхен. Про вечную оперу третьего мира.»…

Я с вами в принципе согласен - в политике много политиканства, и наивен тот, кто думает, что оно только у самых несимпатичных, а не у тех, кто говорит более правильные слова. И важно понимать, где и какие грани ты перешел или отказался переходить, а не забалтывать и перекрикивать вопрос. Но вопрос останется навсегда: если вам нужна победа в этой вот борьбе, и вы не воспользовались всеми средствами, которыми пользуется противник, и не поискали еще других, до которых противник пока не додумался, то, значит, вы проиграли заранее, и напрасно обольстили - а то и погубили - людей, пошедших за вами. Это, конечно, очень старый вопрос - можно, в самом деле, предпочесть Макиавели? Когда тот писал, что любит родной город больше своей души, он ведь говорил не только о том, что готов на все для Флоренции, но и о том, что у него, Макиавели, как он думал, была бессмертная душа. Н., вероятно, тоже так думает, или думал - теперь, наверное, и думать-то некогда и незачем. Цели, которые вы ставите, и средства, которые допустимы - результат трагического выбора, а не очевидного предпочтения. Вот в той степени, в которой этот выбор кажется вам очевидным и простым - чистые руки, победитель проиграл и прочее - я с вами и не согласен. Еще неизвестно, что хуже: думать, что вечного вопроса нет, или думать, что он так легко разрешим.



Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

О вечном, духовном

Конечно, цивилизации есть куда падать. Но как, все-таки, ее отсутствие банально и обыденно. Просто смерть, просто насилие, все просто. И вера крепка, и духовность, и все дела.

Сцена грабежа из хранящегося в Англии экземпляра "Хроник Сен-Дени" (в книге B. Bove, Les temps de la guerre de 100 ans) - прекрасное издание попалось:

Collapse )

Подавление Жакерии оттуда же и из того же экземпляра:

Collapse )

Come, little father

В романе Патрика О"Брайена ("Mauricious Command" - интересно, как лучше перевести - "Экспедиция на Маврикий"?) есть эпизод, который, вероятно, документален (О'Брайен, как и, например, Марк Алданов, помещает вымышленных героев в документальные обстоятельства). В Капской колонии оказывается задержан русский  бриг "Диана"  - объявление войны с Англией  застало его в английском порту, и английский адмирал не решается ни арестовать, ни отпустить "Диану". Корабль оказывается, таким образом, задержан без срока, без охраны, под честное слово капитана Головнина. Хитрый англичанин не хотел отпускать русских, боясь ответственноти (гидрографическая экспедиция на военном корабле), но и брать их в плен тоже не хотел, потому что не имел средств или желания охранять и кормить их за счет казны неопределенное время (вдобавок, если в Лондоне не одобрили бы его решения, расходы пришлось бы возмещать из своего кармана). Поэтому адмирал ждал, что Головнин нарушит честное слово и уйдет, всячески стараясь, чтоб на "Диану" не поставляли необходимых припасов. Головнин, однако, ценил честное слово больше, чем надеялся англичанин, и терпел скуку и недостаток припасов много месяцев.

Эпизод, который поазался мне забавным, вот какой: герой романа, корабельный хирург, заходит в питейное заведение и застает там коллегу с другого корабля, который пьет с Головниным. Оба уже очень пьяны. Коллега по секрету сообщает, что производит естественно-научный опыт: по некоторым сообщениям, человек, напившийся виски до беспамятства, падает всегда назад, а напившийся бренди - всегда вперед; если бы это удалось экспериментально подтвердить, то это сказало бы нам кое-что о моторике человеческого организма ("вы понимаете, коллега?"). Однако Головнин оказался крепок и все еще сидел прямо, хоть они с доктором допивали уже третью бутылку бренди, объясняясь по-английски. Пока доктора шушукаются, Головнин, наконец, падает на бок, в той же позе, в которой сидел - эксперимент, стало быть, не дал определенного  результата. Через некоторое время падает и доктор ("вперед" - механически замечает его коллега). Услышав звук падения, хозяин заведения выходит к дверям и свистит. На свист являются два здоровенных русских матроса, которые со словами "Come, Vassily Mihailovitch, come, little father" уносят своего капитана.

Этот "little father" - это, как я не сразу догадался, "батюшка" - "пойдем, Василий Михайлович, пойдем, батюшка"; русские матросы, может быть, так не говорили ("благородие" или "сиятельство"? - и не на "ты"), но О'Брайан, наверное, видел перевод чего-нибудь из русской классики. Савельич буквально так говорит в "Капитанской дочке".

То же можно видеть и у Оруэлла: ""It was queer, standing in the little secret room with its revolutionary posters, listening to a conversation of which I did not understand a word. The Russians talked quickly and eagerly, with smiles and shrugs of the shoulders. ... I wondered what it was all about. They would be calling each other ‘little father’, I thought, and ‘little dove’, and ‘Ivan Alexandrovitch’, like the characters in Russian novels. "  - "батюшка, голубчик, Иван Александрович"... - при том, что, по ситуации, так эти люди, как раз, говорить не могли. Перевод, конечно, плохой (русский "голубчик" будет, по-английски, не "маленький голубь", а, например, "милый друг") - но стереотип забавный.

На цитату из Оруэлла навело меня меня чтение чудесного Language Hat (languagehat), да и О'Брайена я стал читать с его подачи.

В общем, забавные приключения русских слов на английском.

Тащить из Википедии бывает опасно

Вот, вычитал в http://avva.livejournal.com/2446038.html ссылку на забавный случай:

Эксмо — Википедия

"
В издание «7 великих соборов России и еще 75 храмов, которые нужно знать» (2011, ред. О. Саитова) попала фактическая ошибка из Википедии, намеренно внесенная в текст статьи анонимным редактором. Так, «крещение Руси произошло в 988 году по решению князя Шевелёва Павла Викторовича»[22]. Ошибка была замечена, когда книга уже попала в продажу. Исправлялась путем вклейки извинений на последнюю страницу[23]."