Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

умы и сердца

Прочитал, наконец, David Galula и Roger Trinquier, и, вдобавок перечитал Paul Aussaresses для компота (Галула симпатичный, остальные двое - нет, особенно гадок кажется Оссарес). Французские приключения в Индокитае и Алжире представляют, за остыванием страстей, материал, на котором можно смотреть на факторы, которые действуют там, где, так или иначе, модернизацию обществ проводят колониальными методами. Тут же приспел вывод войск из Афганистана, и аналитические статьи в Foreign Affairs, посвященные разбору неудач с counter-insurgency (COIN) - американские армейские руководства (https://www.hsdl.org/?abstract&did=468442) писали, не в последнюю очередь, по книгам Галула и Тринкье. Основная идея - борьба за "умы и сердца" населения, как главная цель.
Collapse )

любовь к капиталистической Родине

G. Orwell, The Lion and the Unicorn: Socialism and the English Genius
First published by Searchlight Books, 19 February 1941

"
В то время, как я пишу эти строки, в высшей степени цивилизованные люди, пролетая высоко надо мной, пытаются убить меня... Личной вражды не испытывают ни они ко мне, ни я к ним. ... Если одному из них удастся разорвать меня на куски при помощи удачно сброшенной бомбы, он не станет из-за этого хуже спать. Он служит своей стране, которая обладает силой оправдывать причиненное им зло.

Невозможно видеть современный мир таким, каков он есть, если не признавать непреодолимой силы патриотизма и национального чувства. Оно может не сработать в некоторых обстоятельствах, на некотором уровне цивилизации оно отсутствует, но ничто не может сравниться с ним в качестве созидательной силы. Гитлер и Муссолини пришли к власти в своих странах в весьма значительной степени именно потому, что они оказались способны учитывать это, а их противники - нет. ...

Collapse )

чужой среди своих

"С Годаром мы были знакомы давно и не любили друг друга. В 1948-м году он заменил меня в должности командира 11-го ударного батальона, который я сам создал из чего попало... Замена командира прошла очень плохо... Прибыв в 1946-м в Монлуи, я собрал 35 человек, которых знал по специальным операциям в Сопротивлении. По виду это было сборище полоумных эксцентриков. Через два года я оставил Годару элитный батальон из восьмисот пятидесяти монахов-войнов. Но его стиль командования - карикатурно-солдафонский - не был похож на мой. Так что четверо офицеров 29-го отдела, приданных батальону, ушли, хлопнув дверью - они сожалели что дух, который я завел в батальоне "Багира" - причудливая смесь анархии и строгости, аскезы и богемы - теперь уже не тот, и новый командир не поймет, что, например, кто-то, кто прежде служил в частях специального назначения Его Величества, становится, в порядке некоторого кокетства, по стойке "смирно" исключительно на английский манер, сжав кулаки, а другой с треском заезжает в нашу цитадель вобановской постройки на мотоцикле "Харлей-Давидсон", одетый в лаосский саронг и с красивой пассажиркой позади. Я-то терпимо относился к таким безумствам; можно даже сказать, что я их поощрял. В этом, без сомнения, причина, по которой я слыл оригиналом. Для более зажатых офицеров я был просто интеллектуалом, что значило - педерастом, коммунистом и антимилитаристом."

Collapse )

банальность зла

Еще одна драматическая история из французских колониальных войн. Про банальность и бесстыдство зла. Идеологические этикетки случайны.

В 1991-м году в Париже университетский центр исследований современных Африки и Азии (Centre des Hautes Etudes sur l’Afrique et l’Asie Modernes) проводил в Сенате Республики ничем не примечательный коллоквиум. Собирался выступать Жорж Бударель (Georges Boudarel), преподаватель университета Paris VII.

Collapse )

chill, chill

Прочитав случайно о заочной перепалке девочки Греты и президента, подумал, что, как бы там ни было, а общность подхода у двух социально-политических явлений есть: ударить неадекватом по бюрократам.

Есть исторический анекдот, что, когда во время Семилетней войны решалось назначение генерала Вольфа (James Wolfe) командующим в Канаду (он командовал англичанами, когда был взят Квебек; после очень рискованной высадки десанта на скалистый берег Вольф погиб в бою на Plaines d'Abraham, не дожив нескольких часов до взятия города). Утверждают, что когда Георгу II донесли, что отважный генерал - полоумный, король ответил: "Безумец, вот как? Надеюсь, он покусает кое-кого из других моих генералов, и заразит их своим безумием!" - "Mad, is he? Then I hope he will bite some of my other generals and make them mad, too."

Роман Кармен во Вьетнаме

Вот история, показавшаяся мне очень драматичной, хотя и требующей долгого пересказа событий, которые хорошо известны тем, кто интересовался темой, и такие рискуют соскучиться, читая это. Сам-то я интересовался плохо и лениво, информация, о которой идет речь, лежит на расстоянии двух кликов от Википедии. Тот, кто изучал материал основательно смог бы, конечно, уточнить многое или добавить один-другой поворот сюжета. Не думаю, однако, что драматизма бы, в результате, убавилось.

Collapse )

блещет своим отсутствием

Интересно, насколько редко упоминается русскоязычными комментаторами американских событий то обстоятельство, что славяне - и русские в первую очередь - в двадцатом веке тоже были жертвами расизма, с огромными потерями избежали порабощения расистами, и до сих пор гиперчувствительны к установке памятников людям, которые запятнали себя сотрудничеством с поработителями.

with conscience cocked to listen for the thunder

За последние дни мне попались в ЖЖ и окрестностях несколько статей по двум темам: предсказуемо разноголосая реакция христиан (русских православных, но и про американцев слышал) на закрытие храмов в карантин, и еще более предсказуемые ежегодные споры о том, что означает праздник Победы в России. И интересно вовсе не существо дела. По первому вопросу оно мне идеально безразлично, а по второму ничего нового сказать или подумать как-то не могу, кроме того, что сказал и подумал в прошлые годы, да и то было не ново и не нужно, честно говоря. Зато, по-моему, есть нечто, не зависящее от существа дела, что объединяет эти вопросы с некоторыми другими и даже позволяет предсказать, что из этого получится.

Collapse )

le Pourquoi de l'Histoire

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

"Россия дала миру великих гениев и глубоких мыслителей. Ни один из них даже не приблизился к тому, чтоб повлиять на западный мир так, как на него повлиял этот начетчик, который, быть может, даже не очень умен. Для того, чтоб стал возможен этот обескураживающий факт, нужны были два всемирных бедствия: война и социальная революция. Они вывели на авансцену истории разрушителей - Людендорфов и Лениных."

(La Russie a donné au monde de grands génies, des penseurs profonds. Pas un n'a approché, même de loin, en influence sur le monde occidental, ce sectaire qui, peut-être, n'est même pas très intelligent. Pour que ce fait déconcertant fût possible, il a fallu deux calamités mondiales : la guerre et la révolution sociale. Elles ont donné l'avant-scène de l'histoire aux destructeurs : aux Ludendorf et aux Lénine)


Это написано Алдановым при жизни персонажа и, я думаю, это примерно все, что можно о нем сказать и теперь. Те, кто оценивают продолжателей его дела отдельно от него - скажем, приписывая им некоторые заслуги, по части ли национально-государственного строительства или еще какого такого счастья - тем самым многое говорят либо о настоящей основе своих взглядов, либо о единстве и последовательности человеческих взглядов вообще.


Collapse )

love of power

Любовь к власти сильно возрастает у обладающих ею, и это касается как мелких властолюбцев, так и великих властителей. В счастливые времена до 1914-го года, когда состоятельные дамы могли позволить себе множество слуг, удовольствие от власти над прислугой возрастало вместе с возрастом хозяйки. В любой автократии стоящие у власти становятся тиранами тем больше, чем дольше испытывают удовольствие от обладания властью. Так как власть проявляется, когда людей заставляют делать то, что они предпочли бы не делать, любовь к власти делает правителя склонным скорее причинять страдания, чем дозволять удовольствия.

Бертран Рассел, Нобелевская лекция

Collapse )