?

Log in

No account? Create an account

scrucis


Максим Афанасьев


don't cheer
scrucis
Weep, rage, pity, curse, fear -
Anything, but . . . don't cheer.


Robert Service, Don't Cheer

Прочитав несколько записей самых разных хороших людей на тему о достойном и недостойном праздновании 9-го мая, подумал вот о чем. Споры о пацифизме и милитаризме - мимо цели. То есть, действительно, "больше никогда", а не "можем повторить". Но дело тут не в идеологии и не в отношении к насилию. Просто повод не тот - та война была выходящей из всех рядов вон. Это не может быть использовано ни для какого позитивного или негативного примера. Только как пример чего-то такого, что, в первую, вторую и сотую очередь - не должно повториться. А потом уже пусть у нас будут свои пацифисты, милитаристы, шовинисты - кто угодно. Трудно найти пример славных побед? Ну, поищите, голубчики, вы же патриоты.

Сказавши это, скажу и вот что: нацизм был бедствием худшим, чем даже сталинизм, и вовсе не только для еврея; те, кто - в силу трагических обстоятельств - подумал, что это не так, никого не спасли или замарались навеки, за редкими исключениями. Другого государства, кроме сталинского, и другой армии, кроме сталинской, для борьбы с нацистами в 1941 году в России не было. Другого способа воевать, кроме того, который мы, к несчастью, знаем, у этой армии не было тоже, по многим известным причинам. Будь я там и тогда, другого способа защитить свой дом - уж какой бы он ни был - как воевать в этой армии, и работать на эту власть и быть поэтому причастным ко всему, с ней связанному, у меня бы, скорее всего, не было. Это ни разу не повод забывать про все остальное, но и об этом забыть нельзя.

А вот соображения вкуса и эстетика торжеств меня не трогают совершенно. Культура и история больше наших представлений о них, они переварят и как-то учтут все. Им неведомы наши понятия справедливости и какого-то одного вкуса. Мелкая суета и беготня начальства тоже ничего не изменят. Какой именно карнавал останется от всего этого в веках и в памяти народа, и какой это будет народ - все это и нам уже не увидеть, не говоря уж о тех, кто был на той войне.

Сафед. Синева.
scrucis
Небесный цвет - символ праведности, говорят.

Дальше много пикселейCollapse )

про что врать
scrucis
Бывает не так важно, что человек привирает или даже просто врет. Главное, чтобы он хотя бы знал, про что надо врать.

"Бои в городе продолжались много часов; франки обезумели и убивали всех, кто попадался им в узких улицах. Отрубали головы, ноги, руки, с гордостью обливаясь фонтанами крови. Даже если такая резня в захваченном городе не была неслыханным делом, то, как ею хвастались, было не сравнимо ни с чем. "Вот еще что удивительно - говорил очевидец, Raimond d'Agiles (d'Aiguilers), капеллан графа Тулузского - среди сарацин те, которые пали сразу, были счастливее других... На улицах и площадях были видны кучи отрубленных рук, ног, голов... Ни пешие, ни конные не могли пройти или проехать, иначе, как по мертвым телам..." "Со всех сторон были видны новые жертвы, и горы отрубленных голов громоздились на виду" - писал Guillaume de Tyre,- "Сам вид окровавленных победителей был еще ужаснее". ... Тогдашние законы войны вполне позволяли не брать пленных после долгих осад. Но сами франки шли дальше, поскольку похвалялись тем, что не пощадили никого вообще. ... Современные исследователи, опираясь на арабские источники, считают, что резня была гораздо более ограничена, и источники позволяют установить, что остались и выжившие - как среди евреев, так и среди мусульман. Один из лучших свидетелей, Аль-Араби, который сам жил в Иерусалиме и в 1099 году был в Египте, писал о десяти тысячах жетв, правда, только на Храмовой горе. Если так, то бойня вполне становится в один ряд с последующими, устроенными уже мусульманами в Акре и Эдессе. Таким образом, кажется, что, по религиозным и пропагандистским соображениям, христианские хроникеры крестовых походов существенно преувеличили масштабы собственных преступлений. Речь ведь шла о священной войне."

Simon Sebag Montefiore, Jérusalem. Biographie.

Иерусалим
scrucis
Новое - через двадцать пять лет - посещение Израиля заставило испытать потребность в относительной ликвидации безграмотности. Вылилось это в приобретение книг об Иерусалиме. Чтение и видеоряд вызвали настолько сложные чувства, что я подожду, пожалуй, их описывать. Скажу только, что то, что обычно называют святостью места, с точки зрения чистого человеколюбия следовало бы называть проклятием. И за стенами старого города кладбища, где - ряд за рядом - лежат кости тех, кто - век за веком - терпел лишения и расходы, чтобы сложить кости именно там, где, по их вере, им суждено первыми восстать из мертвых. Живые же платили за это самую высокую цену. Для того, чтобы увидеть панораму города, нужно смотреть поверх тысяч и тысяч могил.

Много пикселейCollapse )

Толстой-Больцман
scrucis
"Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.". Т.е. есть больше способов быть несчастным, чем быть счастливым. Это означает, что естественный порядок вещей делает несчастье более вероятным. Более того, это означает, как будто, еще и то, что подавляющее большинство путей самопроизвольного изменения ведут к несчастью, а для поддержания счастья, наоборот, нужна работа. Проще сказать - несчастье, по Толстому, есть состояние с более высокой энтропией. S=K logW - единственный, может быть, закон природы, высеченный на могильном камне, что, наверное, символично и само по себе.

другой Монреаль
scrucis
"Его звали Доменико Сканделла, но называли его Menocchio. Он родился в 1532 г. (во время первого суда над ним он утверждал, что ему было 54 года) в Монтереале, небольшом городке в горах Фриули, в двадцати пяти километрах к северу от Порденоне, у подножия гор.

Read more...Collapse )

Carlo Ginzburg, "The Cheese and the Worms. The Cosmos of a Sixteenth-Century Miller"

Этим вступлением начинается книга, написанная по материалам двух процессов, после второго из которых Меноччио, грамотный мельник, был приговорен к смерти и сожжен.
Read more...Collapse )

Мой комментарий к «Новая культура» от ivanov_petrov
scrucis
Ну вот, опять очень хочется притвориться, что могу отвечать на такие вопросы. По-моему, если в изменении культуры различать эволюцию идей, человеческих представлений и искусства, то картина будет очень разной.
TL;DRCollapse )

Быков о Мартине
scrucis
Читаю "Один" - сборник радиовыступлений Дм. Быкова, где он рассуждает о литературе. Слушатели говорят, скажем - давайте про "Песнь льда и пламени",- и он дает. Я знаю, что Быков, мягко говоря, может далеко отходить от консенсуса специалистов. Меня все это - то есть возможная экстравагантность или прямая ложность его мнений - не слишком волнует, поскольку человек, прочитавший столько и так свободно об этом рассуждающий, явно выступает, сравнительно со мной, в другой лиге, даже если порет полную чушь. Его оценка Мартина - он считает "Лед и пламень" чистой графоманией, обязанной своей популярностью только современным культурным тенденциям - заинтересовала меня не тем, что расходится с моей собственной, а тем, что она не похожа на обычные жалобы ценителей литературы на поп-культуру. Для него недостаток современной массовой культуры - это то, что читатель уходит от реальности в бесконечные и подробные описания несуществующих миров, в километры текста. Это прямо противоположно типичным упрекам современному читателю - что-де он не обладает достаточным терпением и вниманием к деталям, читает только комиксы и т.п.

Мой комментарий к «Сегодня мы – как никогда» от egovoru
scrucis


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий



Тут, коенчно, много вопросов: существует ли убедительные доказательства того, что "линейный прогресс" есть и будет, и вопрос о личной вере в то, что он есть, и о том, как он коррелирует с человеческим счастьем. Про убедительные доказательства я думаю, что их, грубо говоря, не может быть за пределами математики; каждый складывает то, что знает, в избранный им сюжет - в пределах того, что знает, и того, что способен вообразить, и спорить с ним можно только в рамках его же сюжета: "Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?".

Что касается счастья, то, надо полагать - слышал, что есть и исследования, подтверждающие это - что оно, до некоторой степени, коррелирует с благосостоянием. И то сказать: где, при прочих равных, будет больше счастливых людей: в обществе, где есть таблетки от головной боли, или в обществе, где их нет? Если вы способны быть счастливыми, то ваши шансы выше в тепле и сытости. Все рассуждения об обратном, мне кажется, могут быть и убедительны, и последовательны, но исходят из разного рода антигуманистических определений счастья - в конечном счете, верят, что источник счастья, в той или иной форме, вне самого человека. Я признаю их право так думать, но отстаиваю свое право сопротивляться тому, чтоб они меня осчастливливали подобным образом. Достаточно видеть, как они тренируются друг на друге: попытки коммунистов осчастливить христиан, или наоборот.

Наконец, верю ли я сам в прогресс? Тут вопрос не в вере, а в определении. Я считаю, что есть бесспорный прогресс нравов. Ну, не знаю, ну вот город Магдебург, давший когда-то выражение "магдебургская пощада" (Magdeburg mercy, Magdeburh quarter). Теперь, вероятно, как многие другие города Германии, этот город видел дискуссии сторонников и противников массового приема беженцев. Противники, насколько я понимаю, не представляют из себя ничего нового, а вот сторонники? В таких количествах? Не знаю, как в Магдебурге (это бывш. ГДР, кажется?), а в других городах были довольно массовые демонстрации сторонников.

КартинкиCollapse )

Опять же, уровень ксенофобии и дискриминации беспрецедентно низок, особенно если вдруг вспомнить, что женщины, как ни крути - половина населения, и значительная часть современных женщин никак не влезет не только в то место, которое женщине отводит грубо-патриархальное общество, но и даже в то, которое ей отводило западное общество 1960-х, например. Это дает надежду не на линейный прогресс - "из кривых горбылей рода человеческого не сделать ничего прямого" - но, может быть, на разрыв цикла подъема и упадка материальной культуры, надежду на то, что история перестанет перемешивать то же самое в том же ведре. Причем не потому, что наступит апокалипсис в той ии иной форме.

Мой комментарий к «секс-банды в британии» от avva
scrucis
Факты важные с самых разных сторон, спасибо, что напомнили о них. Мне кажется, что уголовная сторона дела как раз наименее важна. И идеологическая - либералы-консерваторы, патриоты-шматриоты - как ни странно, по-моему, тоже. Важно то, что мы учимся - вырабатываем язык, который позволит продуктивно обсуждать причинно-следственные связи социального поведения с этносом и культурой - заведомо без цели дегуманизации и создания образа врага. Не так важно, получится это, или нет - важно, чтобы в либеральной культуре, за которую я болею, появилось осознание проблемы. Как ни странно, все, что для этого нужно - говорить, спорить, писать. За что и спасибо avva.

Замечательно, что осознание важности иных вещей может принять форму осознанного отрицания очевидности в заданных пределах - вот как мы говорим, что все люди равны перед законом, или принимаем то, что мы называем демократией, несмотря на очевидные проблемы. Уже давно перевелись такие, как George Fitzhugh, с античной простотой указывавшие на принципиальные различия между людьми и природные предпосылки для господства kalos kagathos над hoi polloi: "The principle of slavery is in itself right, and does not depend on difference of complexion", "Nature has made the weak in mind or body slaves ... The wise and virtuous, the strong in body and mind, are born to command" и даже "It is a libel on white men to say they are unfit for slavery". Общество совершенно сознательно отрицает здравый смысл и закрывает глаза на очевидное неравенство людей. Для этого сознательного отрицания различий и практического осуществления идеала равенства были выработаны и слова, и образы, и общетвенные формы, и юридические механизмы - и эти механизмы обеспечивают относительный социальный мир уже очень давно, и лучше, чем традиционные формы, на смену которым они пришли. Осознание противоречий, отход от здравого смысла, очевидно, не специфичны для либеральной политической и моральной философии: кажется, что культура только тем и занимается, что переваривает противоречия; если либеральная политическая философия потратит на переваривание противоречия со здравым этническим смыслом малую часть той энергии, которая была потрачена средневековым христианским обществом на выработку противоречивой концепции сущности Христа или на теодицею, то дело можно заранее считать решенным.

А вот если мы будем - в либерально-демагогической или в консервативно-демагогической форме - продолжать заметать мусор под ковер. то дело кончится тем, чем оно всегда кончалось: резней и безобразиями. Те, кто ведет себя, как либеральные крестоносцы, готовятся разделить судьбу нелиберальных крестоносцев: история уйдет от них, пожав плечами, по колено в крови.



Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий