?

Log in

No account? Create an account

scrucis


Максим Афанасьев


Мой комментарий к «Сегодня мы – как никогда» от egovoru
scrucis


Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий



Тут, коенчно, много вопросов: существует ли убедительные доказательства того, что "линейный прогресс" есть и будет, и вопрос о личной вере в то, что он есть, и о том, как он коррелирует с человеческим счастьем. Про убедительные доказательства я думаю, что их, грубо говоря, не может быть за пределами математики; каждый складывает то, что знает, в избранный им сюжет - в пределах того, что знает, и того, что способен вообразить, и спорить с ним можно только в рамках его же сюжета: "Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?".

Что касается счастья, то, надо полагать - слышал, что есть и исследования, подтверждающие это - что оно, до некоторой степени, коррелирует с благосостоянием. И то сказать: где, при прочих равных, будет больше счастливых людей: в обществе, где есть таблетки от головной боли, или в обществе, где их нет? Если вы способны быть счастливыми, то ваши шансы выше в тепле и сытости. Все рассуждения об обратном, мне кажется, могут быть и убедительны, и последовательны, но исходят из разного рода антигуманистических определений счастья - в конечном счете, верят, что источник счастья, в той или иной форме, вне самого человека. Я признаю их право так думать, но отстаиваю свое право сопротивляться тому, чтоб они меня осчастливливали подобным образом. Достаточно видеть, как они тренируются друг на друге: попытки коммунистов осчастливить христиан, или наоборот.

Наконец, верю ли я сам в прогресс? Тут вопрос не в вере, а в определении. Я считаю, что есть бесспорный прогресс нравов. Ну, не знаю, ну вот город Магдебург, давший когда-то выражение "магдебургская пощада" (Magdeburg mercy, Magdeburh quarter). Теперь, вероятно, как многие другие города Германии, этот город видел дискуссии сторонников и противников массового приема беженцев. Противники, насколько я понимаю, не представляют из себя ничего нового, а вот сторонники? В таких количествах? Не знаю, как в Магдебурге (это бывш. ГДР, кажется?), а в других городах были довольно массовые демонстрации сторонников.

КартинкиCollapse )

Опять же, уровень ксенофобии и дискриминации беспрецедентно низок, особенно если вдруг вспомнить, что женщины, как ни крути - половина населения, и значительная часть современных женщин никак не влезет не только в то место, которое женщине отводит грубо-патриархальное общество, но и даже в то, которое ей отводило западное общество 1960-х, например. Это дает надежду не на линейный прогресс - "из кривых горбылей рода человеческого не сделать ничего прямого" - но, может быть, на разрыв цикла подъема и упадка материальной культуры, надежду на то, что история перестанет перемешивать то же самое в том же ведре. Причем не потому, что наступит апокалипсис в той ии иной форме.

Мой комментарий к «секс-банды в британии» от avva
scrucis
Факты важные с самых разных сторон, спасибо, что напомнили о них. Мне кажется, что уголовная сторона дела как раз наименее важна. И идеологическая - либералы-консерваторы, патриоты-шматриоты - как ни странно, по-моему, тоже. Важно то, что мы учимся - вырабатываем язык, который позволит продуктивно обсуждать причинно-следственные связи социального поведения с этносом и культурой - заведомо без цели дегуманизации и создания образа врага. Не так важно, получится это, или нет - важно, чтобы в либеральной культуре, за которую я болею, появилось осознание проблемы. Как ни странно, все, что для этого нужно - говорить, спорить, писать. За что и спасибо avva.

Замечательно, что осознание важности иных вещей может принять форму осознанного отрицания очевидности в заданных пределах - вот как мы говорим, что все люди равны перед законом, или принимаем то, что мы называем демократией, несмотря на очевидные проблемы. Уже давно перевелись такие, как George Fitzhugh, с античной простотой указывавшие на принципиальные различия между людьми и природные предпосылки для господства kalos kagathos над hoi polloi: "The principle of slavery is in itself right, and does not depend on difference of complexion", "Nature has made the weak in mind or body slaves ... The wise and virtuous, the strong in body and mind, are born to command" и даже "It is a libel on white men to say they are unfit for slavery". Общество совершенно сознательно отрицает здравый смысл и закрывает глаза на очевидное неравенство людей. Для этого сознательного отрицания различий и практического осуществления идеала равенства были выработаны и слова, и образы, и общетвенные формы, и юридические механизмы - и эти механизмы обеспечивают относительный социальный мир уже очень давно, и лучше, чем традиционные формы, на смену которым они пришли. Осознание противоречий, отход от здравого смысла, очевидно, не специфичны для либеральной политической и моральной философии: кажется, что культура только тем и занимается, что переваривает противоречия; если либеральная политическая философия потратит на переваривание противоречия со здравым этническим смыслом малую часть той энергии, которая была потрачена средневековым христианским обществом на выработку противоречивой концепции сущности Христа или на теодицею, то дело можно заранее считать решенным.

А вот если мы будем - в либерально-демагогической или в консервативно-демагогической форме - продолжать заметать мусор под ковер. то дело кончится тем, чем оно всегда кончалось: резней и безобразиями. Те, кто ведет себя, как либеральные крестоносцы, готовятся разделить судьбу нелиберальных крестоносцев: история уйдет от них, пожав плечами, по колено в крови.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий


(no subject)
scrucis
во флэшмобах не участвовал - ждал особого приглашения.

Николай 2-й как миф
scrucis
bohemicus в посте "Царский вопрос" объясняет, почему, по его мнению, Николай 2-й должен стать объединяющим символом для русских монархистов. Думаю, что это может быть полезно: действительно, в массовом восприятии империи и ее краха есть перекос, не исправленный за постсоветские десятилетия; добавление подобных взглядов в общий компот может этот перекос несколько сгладить. Российская Империя занимала в Европе более важное место, чем СССР, и имела прекрасные перспективы - это все надо осознать. Что Богемик объявляет Первую Мировую важной для России войной и венцом всей русской внешней политики - так это органично для его взглядов. Что я лично считаю эту политику, и эту войну, безумной - органично для моих. Что Богемик считает необходимым создание в России национального мифа - органично для его взглядов, и тоже противно моим. Спорить бесполезно: нет общей почвы. А вот с чем, пожалуй, можно спорить, так это с тем, что Николай - хороший символ для национального мифа. Мне что? Я этот миф видал в гробу, как все эти мифы. Миф - вообще штука хищная, кровожадная, и нелогичная. Самый добрый взгляд на Николая - это что ему не повезло. Ну вот, а невезучий не может быть идолом, которому приносят человеческие жертвоприношения. Вам хочется мифов? Их есть у меня: "гремя огнем, сверкая блеском стали...".

P.S. А вдогонку - вот еще что скажу. Каждого участника конфликта, кроме всего прочего, характеризуют его цели - что будет, если он победит. Это не обязательно в порядке морального осуждения; более того, мне кажется, абсолютная приложимость морали - скорее исключение, конфликтов, где одни, к примеру, желают поработить, истребить, разорить, а другие - никак не желают, не так уж много. Реалистичность целей, и ясная - задним, особенно, числом - устойчивость результата, дает нам способ оценить участника конфликта в смысле желательности его победы для гуманиста: если такой победитель хочет отхватить больше, чем может удержать, значит, его победа ведет к новой войне, а то еще и к революции. И вот - хороши же тогда цели Российской Империи: получить, после тяжелейшей войны, миллионных потерь, Константинополь. С Мустафою Кемалем впридачу. А был еще такой Пилсудский. Махно с Петлюрой - в готовности. Какое, со всем этим, предложено было бы решение еврейского вопроса - окончательное, или нет - тоже можно только гадать, но подозрения возникают очень нехорошие.

новый Кориолан, или Станислав Лем в черном зеркале
scrucis
Просмотр пары серий известного сериала и давно слышанный комментарий к Шекспиру навели вот на какую мысль. Человеку, который, как я, при словах "Научная фантастика" вспоминает, например, Ст. Лема, Р. Шекли, Азимова и т.д., и, конечно, если по-русски - Стругацких, не может не броситься в глаза сильный контраст современных авторов с теми. Это можно, наверное, кратко назвать исчезновением оптимизма.

Ну, например, Лем. У него полным-полно прямо-таки апокалиптических сюжетов, и идей о возможных культурных, философских и технологических тупиках, в которые может зайти человечество. Неразрешимых этических проблем, им разработанных или осмеянных, хватило бы на целую библиотеку антиутопий. При этом, мне кажется, общее впечатление было скорее оптимистическое. Дело не только в том, что значительная часть парадоксов подавалась в виде фарса. Просто читателю - ну, скажу "мне", чтоб не говорить за других - было как-то ясно, что речь идет не о мрачном пророчестве, а о сатире. Теперь типичный жанр - не сатира, а убийственно серьёзная антиутопия, ну или вообще пост-ап; будущее, раньше казавшееся, по общему правилу, прекрасным - при условии, что удастся избежать атомной войны и других опасностей: проскочим, и сразу в дамки - теперь уже почти по умолчанию ужасно.

А Шекспир тут вот при чем. Главный герой "Кориолана" (Марций Кориолан, естественно) - человек, воспитанный волевой и склонной к резким высказываниям мамашей, столкнувшись с трудной ситуацией, доводит ставки до крайнего предела: переходит на сторону врагов и идет на родной город войной. По мысли автора одного комментария - ссылка, увы, затерялась - сынок просто с детства некритически воспринимал мамашину брань: если вырастаешь, слушая, как харизматичный человек бичует пороки, поневоле начинаешь принимать полемическую натяжку в полный серьёз. Вот то же самое и произошло, мне кажется, с нашими взглядами на возможное будущее. К звездам не полетели, вместо роботов - outsourcing, вокруг общество потребления, на улице прямо нашествие варваров - ну и аааа, мой бедный мозг. Или вот представитель среднего класса и обитатель американского пригорода будет тебе втолковывать, что, мол, последние времена настали, потому что ничего от него не зависит в политике Федерального резервного фонда, а то ли дело - прежних времен городской бунт, чтоб выдали госсекретаря головой народу.

А проблема-то, кажется, проста: пока не будет новых идей, так и будем, как корова, отрыгивать и пережевывать Просвещение; то нам все счастье от ума, то одно горе. Ну, оно бы, может, и ничего: потеря невинной наивности становится менее болезненна с каждым разом.

философия дилетантизма
scrucis
Вдогонку к прежним соображениям о том, что убеждения и взгляды неспециалиста представляют из себя нечто принципиально иное, чем принято понимать под этими словами, а именно — скорее ставку в игре, чем проверенные сведения. Причем ставка небеспристрастна изначально, и бывает сильно эмоционально нагружена:

Если так, то и убеждение, и смена убеждений такого человека должны напоминать скорее переживания болельщика, чем переживания ученого. При этом процесс самообразования профана нельзя, все-таки, не отнести к процессам познания. И вот, если согласиться со всем этим, то встает вопрос: какая из философий науки лучше всего описывает этот процесс? Какой из многих предложенных научных методов можно использовать, если применять такой подход осознанно?
Read more...Collapse )

lying with a peppered paramour
scrucis
Д-р Матурин, корабельный хирург, размышляя о себе и друзьях, пишет в дневнике (мудрецу, по-моему, нет и тридцати):

Мне часто казалось, что к этому возрасту (а мы, все трое, кажется, его достигли) человек формирует свой характер, который потом остается неизменным — или этот характер формируется у него под ударами судьбы. До этого — веселье, буйные восторги; а потом какая-нибудь случайная цепь событий — и какое-нибудь скрытое предпочтение (или, скорее, врожденная склонность) проглядывает наружу, а человек оказывается на пути, который не сможет покинуть, а будет только углублять колею, в которую попал — пока, наконец, не скроется за своим характером, и не перестанет быть человеком, а станет собранием черт этого характера. Джеймс Диллон был милое создание. Теперь и он замыкается в себе. Диву даешься — скажу ли "это разбивает мне сердце"? — как исчезает у человека легкий нрав, веселье, без причины возникающая радость. Власть - вот главный враг, чувство власти. Я мало знал людей, вполне сохранивших человеческий облик в возрасте за пятьдесят, и никого из тех, кто обладает властью. Таковы наши капитаны и адмиралы. Ссохшиеся люди - увы, усохшие душой, а не брюхом. Важность, нездоровая пища - в ней причина холерического темперамента. А удовольствия  полученны слишком поздно и слишком дорогой ценой, как ночь с избитой любовницей.


Patrick O'Brian, "Master and Commander"

Есть ли у нас убеждения
scrucis

В связи с обсуждением целей научно-популярной деятельности я попытался сформулировать давнюю мысль о принципиальной несхожести позиций популяризатора и профана (вместо "профана" можно везде читать "меня"). Это можно вспомнить и всвязи с недавним обсуждением отличия науки от религии . Как бы там ни было, а для меня это повод сформулировать для себя, наконец, давнюю мысль о природе того, что обычный человек называет убеждениями. Имеются, конечно, в виду вещи абстрактные, а не что мы ели сегодня на обед. И вот, ожидая, пока явятся гости, нашел время и место, чтоб написать это многобукав.

Read more...Collapse )

От 1831 до 2017
scrucis

Интересно, что про демократическую несвободу, про уменьшение некоторых свобод при демократии, пишут с тех самых пор, как изучают  современную практическую демократию (нет, я не про Платона):


Алексис де Токвилль, "Демократия в Америке", 1835:


Read more...Collapse )

о погибели
scrucis
Все не доходили руки записать. Уже давно прочитанная запись уважаемого автора заставила вспомнить еще более давний случай: как-то мне пришлось присутствовать при том, как пожилой и заслуженный индус говорил, как он понимает независимость своей Индии. Кажется, он был когда-то кем-то по дипломатической части, чуть ли не послом, и говорил на безупречном, на мой слух, английском. Он говорил о том, что у Индии, имея в виду ее размеры и численность населения, нет альтернативы: ни один благотворитель, ни одна страна, не сможет их накормить, если там голод, и ни у кого нет ни желания, ни ресурсов устраивать там жизнь. У нас, говорил он, нет альтернативы тому, чтобы самим решать свои проблемы.

Read more...Collapse )